консалтинг в формате HD
Напишите нам
8 (952) 232-24-73
Поиск

«ВКонтакте» против Double Data: было ли право и нарушено ли оно?

24 Июля 2018
Все статьи
«ВКонтакте» против Double Data: было ли право и нарушено ли оно? Интеллектуальная собственность

Ни для кого не секрет, что персональные данные пользователей социальных сетей – это ценный коммерческий актив, который можно использовать в самых разных целях. Могут ли это делать третьи лица без разрешения администратора социальной сети, решали суды в деле ООО «В Контакте» против ООО «ДАБЛ». 

Судебное разбирательство по поводу правомерности использования данных пользователей началось в январе 2017 года, когда ООО «В Контакте» подало иск к разработчику программного обеспечения для анализа «больших данных» ООО «ДАБЛ» (сервис Double Data). Претензии самой массовой отечественной социальной сети проистекали из того, что ответчик без разрешения истца брал информацию из аккаунтов зарегистрированных в сети пользователей и предлагал финансовым организациям услуги по определению платежеспособности потенциальных заемщиков на основании анализа указанных данных. В числе собираемых данных были сведения о месте работы и учебы, о частоте посещения страницы и типе устройства, которое используется для входа в социальную сеть. Среди «покупателей» данных оказалось и «Национальное бюро кредитных историй» («НБКИ»), оказавшееся соответчиком по иску. 

В суде ООО «В Контакте» требовало признать незаконным сбор и использование этих данных, а также уничтожить ту информацию, которая уже была извлечена из социальной сети. По мнению администратора «ВКонтакте», вся информация о пользователях (в том числе указанная в их профиле) образует обособленную автоматизированную базу данных, создание которой потребовало от компании как финансовых, так и временных затрат. В связи с этим истец настаивал на том, что имеет исключительное право изготовителя базы данных (ст. 1333 ГК РФ) и, соответственно, вправе разрешать или запрещать третьим лицам ее использование. 

ООО «ДАБЛ», в свою очередь, утверждало, что использовало программы собственной разработки для получения информации, размещенной в общедоступных источниках данных в интернете, а не получало доступа к каким-либо закрытым базам истца. Ответчик апеллировал к правилам пользования сайтом, в которых указано, что администрация сайта не наполняет персональные страницы пользователей, а сами они соглашаются с тем, что их данные могут быть доступны другим пользователям всемирной паутины. Второй ответчик – «НБКИ» решило не дожидаться исхода дела и заключило с ООО «В Контакте» мировое соглашение, в котором, «не оценивая исковые требования», обязалось не использовать данные из социальной сети без разрешения истца. 

Суды разошлись в оценке действий ООО «ДАБЛ». Арбитражный суд г. Москвы отклонил иск ООО «В Контакте»: по его мнению, истец не доказал, что ответчик проникал в закрытую базу данных и копировал оттуда какие-либо сведения. Суд первой инстанции также счел, что программы ООО «ДАБЛ» не способны обработать информацию, которая отнесена к закрытой и не является общедоступной. 

Иного мнения оказался 9-й Арбитражный апелляционный суд, который принял решение в пользу ООО «В Контакте». Он пришел к выводу, что ответчик нарушал исключительные права социальной сети как изготовителя базы данных пользователей. Апелляция отвергла довод ответчика о том, что базу данных создали сами пользователи, и учла затраты ООО «В Контакте» на приобретение и обслуживание серверов, коммуникационных систем и прочего оборудования, выплаты сотрудникам и подрядчикам. 

Единственное требование ООО «В Контакте», которое апелляция не удовлетворила, касалось уничтожения всей собранной ответчиком информации. Суд решил, что это требование затруднительно исполнить, так как истец не указал, что это за данные, на каких носителях они записаны и где располагаются такие носители. 

Новым этапом рассмотрения резонансного спора стало рассмотрение дела Судом по интеллектуальным правам (СИП). СИП признал, что база данных, содержащая данные пользователей социальной сети является самостоятельным объектом смежного права, исключительное право на который принадлежат администрации ООО «В Контакте». При этом Суд отклонил довод ответчика о том, что созданная база данных является побочным продуктом, возникшим при создании социальной сети, и создание такой базы данных не являлось самостоятельной целью разработчика. Суд указал, что для признания исключительного права на базу данных не имеет значения, было ли у лица субъективное намерение создать базу данных. В силу ст. 1334 ГК РФ для целей признания исключительного права на базу данных имеет значение только фактическое вложение значительных ресурсов в создание такой базы. При этом было отмечено, что в законе содержится опровержимая презумпция существенности понесенных затрат, если в базе данных содержится более 10 000 записей. Поскольку ООО «В Контакте» доказало наличие 406 901 079 зарегистрированных профилей пользователей, а ООО «ДАБЛ» не представило каких-либо доказательств, опровергающих установленную законом презумпцию, СИП признал, что истец понес существенные затраты на создание базы данных. 

Суд также указал, что факт наполнения базы данных самими пользователями, не имеет значения для признания смежных прав на базу данных, поскольку закон не содержит требования наполнения базы данных непосредственно правообладателем. С этой точки зрения, ООО «В Контакте» достаточно было создать технические условия для наполнения базы данных. 

Вместе с тем, СИП все же усмотрел в обжалуемом судебном акте внутренние противоречия. Квалифицируя действия ООО «ДАБЛ» в качестве нарушения исключительного права изготовителя базы данных как по п.1 ст. 1334 ГК РФ, так и по п. 3 ст. 1335.1 ГК РФ судом апелляционной инстанции (как, впрочем, и первой) не был исследован вопрос о существе функционирования программного продукта, разработанного ООО «ДАБЛ». Ведь для того, чтобы определить, имело ли место нарушение исключительного права на базу данных социальной сети, необходимо в первую очередь исследовать само программное обеспечение, которое использовалось для взаимодействия с социальной сетью, его назначение и функционал. А потому, ответ на вопрос о том, имело ли место извлечение и (или) использование ответчиком материалов из базы данных, а также носило ли оно существенный характер, предстоит найти при новом рассмотрении дела.